Chicago4You

Корреспондент 4you провел начало ноября в чикагском отеле The Hilton Chicago с видом на теперь уже всемирно знаменитый Грант-парк. Именно здесь 5 ноября выступил с победной речью вновь избранный президент США Барак Обама, заявив, что «в Америку пришли перемены» и что теперь действовать в стране будут только «силы демократии». Что понадобилось в политическом Чикаго журналисту, пишущему про пластическую хирургию,– читайте в эксклюзивном репортаже Chicago4you! 

5 ноября от большой политики я был уже далеко – летел в Россию с 18 Международного конгресса и профессиональной выставки, которые стараниями Сообщества пластических хирургов США год от года становятся все более масштабными и значимыми. Так уж вышло, что с 1 по 4 ноября я следил не за предвыборными баталиями господ Маккейна и Обамы, а за изменениями конъюнктуры мира эстетической медицины. И этот мир оказался не менее занимательным.

Я летал в Америку вместе с делегацией московских хирургов, чтобы побывать на семинарах и послушать дебаты прославленного чикагского Конгресса. Кроме того, наши специалисты принимали участие в уникальной выставке последних достижений индустрии красоты.

Здесь повсюду мелькали «пластические» бренды – McGhan, Botox, Mentor, Restyline, Arion… «Русский» стенд, который привлек мое внимание, представлял программу компьютерного в 3D моделирования операций по увеличению груди. Как выяснилось, программа 3D-Form уже известна не только в России, но и в Германии, Швеции, Турции, Греции и других европейских странах. При этом она не имеет аналогов. Следующим этапом развития проекта его создатели – группа русско-немецких разработчиков в партнерстве с клиникой пластического хирурга Ильи Сергеева «DoctorPlastic» – выбрали презентацию в США. Представление 3D-Form получилась в полном смысле слова интернациональным, так как на Конгресс съехались специалисты со всего света. Что и говорить – не успели авторы программы установить свой стенд, как его тут же окружила делегация из Индии, заинтересованная инновационными технологиями в области моделирования операций. А потом были французы, канадцы, израильтяне и, конечно, хозяева форума – американцы.

Что касается лекций и презентаций научного сообщества, ради которых, в первую очередь, и собирался Конгресс, то прослушать всю программу было физически невозможно. Научные прения с участием светил мировой пластической хирургии шли практически круглосуточно. Поэтому лично я решил не охватывать необъятное, а сосредоточиться на самой эстетической из всех пластических операций – маммопластике. И поэтому посещал только слушания, посвященные женской груди. Впечатления от выступлений самые неоднозначные...

Внемля тому, как американские хирурги выполняют замысловатые подтяжки и уменьшения груди, я поразился изобретательности и кругозору заокеанских коллег. Они знают, как наложить почти невидимые швы, как из большой бесформенной груди сделать круглую грудь-конфету, как, проведя женщине значительное уменьшение молочных желез, оставить для нее возможность дальнейшего грудного вскармливания. А один чудо-изобретатель рассказал мне, что во время операций по подтяжке груди, когда разрез выполняется под субмаммарной складкой и когда у женщины есть избыточная жировая ткань в области подмышечной впадины, – он корректирует все за один раз! В итоге получается уменьшенная подтянутая грудь, никаких нависаний с боков и один аккуратный шов. Уверен, отечественная пластическая хирургия показывает ничуть не менее удивительные фокусы преображения, но обо всем этом говорится как-то по-медицински сдержанно. В то время как некторые выступления американских хирургов показались мне голливудским шоу.

Если же говорить об операциях по увеличению груди, то тут американцы, наоборот, выглядят сущими консерваторами. Конечно, скромнягами этих парней не назовешь – увеличения молочных желез выполняются имплантатами минимум на 400 кубиков. Но что касается технологий проведения операций и подбора протезов – мне думается, в США это как с конституцией: сквозь года и никаких поправок.

Общаясь с американскими эскулапами, я пришел к выводу, что в большинстве случаев гражданка США может рассчитывть на круглый физрастворный имплантат, который ей установят через разрез под грудью или в подмышечной впадине. Многие хирурги совершенно спокойно констатировали, что работать с анатомическими имплантатами 410 стиля от McGhan они начали год или два назад. А некоторые доки вовсе игнорируют самые популярные в Европе и России анатомические эндопротезы.

И это не потому что анатомы 410 стиля плохие – просто с круглыми водно-солевыми протезами у американских хирургов долгая история отношений. К тому же их Орган по контролю за лекарственными средствами и медицинской техникой (FDA) 14 лет изучал силиконовые протезы, то разрешая, то зпрещая их. А когда в 2006 году не выявил в силиконе ничего противоправного и вредоносного, американские хирурги уже как-то сжились с идеей, что идентичный организму физический раствор в протезах – вещь весьма утилитарная. Хотя сам имплантат проигрывает своему силиконовому собрату по ряду статей. И в первую очередь, по эстетическому виду груди после операции. Тут мне непременно стоит поставить значок IMHO, ибо красота, как понимаете, дело вкуса.

Вообще, американский подход к пластическим операциям мне показался не таким сакральным, как, например, в России. Здесь это напоминает сделку купли-продажи, а рассуждения о том, что пластическая операция затронет фибры души пациентки и кардинально изменит всю ее жизнь, остаются в несколько в тени. Хирург здесь не бог и даже не царь, а специалист в своей отрасли. Иногда очень талантливый и знаменитый. Улыбчивый американский доктор all right обычно не готов тратить на консультацию потенциальной пациентки более 15 минут, потому что именно столько времени отведено по прайсу на его услуги. И это опять-таки не из вредности, а от утвердившейся, пожалуй, уже на генетическом уровне какой-то сугубо американской деловой правильности. Еще бы – время других пациентов тоже расписано по минутам...

Именно поэтому многие американские хирурги, проявляя живой интерес к процессу компьютерного 3D моделирования операции по увеличению груди, были несколько ошарашены тем, что для подбора имплантата и уточнения всех нюансов, русский хирург может потратить до нескольких часов чистого времени. Сам факт того, что специалисты готовят модель в течение 3 – 4-х дней, повергал «расписанных по минутам» американцев в культурный шок. Но тем не менее все они соглашались, что неправильный подбор имплантата – это the problem number one в маммопластике. Большинство недовольств результатом операции пациентки связывают с тем, что они получили не тот размер, о котором мечтали. Когда же они после 3D моделирования воочию убеждаются, что их грудь после операции будет выглядеть так, а не иначе, – все последующие вопросы снимаются.

И теме не менее, на выставке, где представлялась программа 3D-Form, заинтересованные лица чаще всего спрашивали – нельзя ли ускорить или автомтизировать систему, чтобы хирург мог нажимать на кнопку, и новая грудь возникала на экране в считанные секунды?

Можно! И такие программы уже существуют. Но увидев процесс моделирования собственными глазами, я убедился, что все остальные системы, с которыми мне приходилось сталкиваться в пластической хирургии, – это не более, чем виртуальная игра, визуальный конструктор на базе фотошопа. Он не дает представления о том, как будет выглядеть грудь пациентки в реальности, потому что не учитывает ни ее строения, ни стуктуру мягких тканей и кожи, не фиксирует параметры подбираемого имплантата. В итоге на таких псевдомоделированиях женщина видит притягательную картинку, не имеющую ничего общего с ней самой, и уж конечно – с ее будущей грудью. И здесь я снова ставлю ИМХО – таково мое понимание увиденного и услышанного.

При мне разработчики 3D-Form сравнивали результаты моделирования с постоперационными данными, и эти сканы совпадали почти на 100%. То есть та грудь, которую увидит и выберет пациентка еще в процессе консультаций, с большой долей вероятности получится у нее после операции.

Когда же американские хирурги узнавали о том, что их русский коллега, рискнувший заняться еще и высокими технологиями, успевает делать до 300 маммопластик в год, интерес к 3D-Form возрастал в геометрической прогрессии. И дело тут не только в мастерстве специалиста и внедряемых им технологиях. Русские хирурги, уехавшие в США на заработки, поделились со мной сокровенными переживаниями: выполнить тот объем операций, который делает обыкновенный хирург с именем в России, в Америке сродни гераклову подвигу. По их представлениям, в России 90% всех пластических операций выполняют знаменитые московские хирурги. И выполняют на самом высоком уровне. В то время как в США в каждом штате развита своя школа эстетической медицины, в одном округе хирургов больше, чем во всей Москве. Выходит, распределение пациентов относительно равномерное. И хотя США занимают первое место в мире по общему количеству выполняемых операций, каждому хирургу выпадает некое среднестатистическое число пациентов. Как ни крути – демократия. И я не стал их в этом переубеждать.

Материал может отражать личное мнение автора, - (прим. - 4you).